Время для эмоций и хаоса

Хотя у нас уже 21 век и мир стремительно меняется, приверженность спокойствию, предсказуемости и дисциплине по-прежнему характеризует польскую школу. Но это не природа самой школы, только потребность нашего общества.

Простите, а когда тут перерыв?! - спросил растерянный учитель, посетивший Центр науки «Коперник» сразу после открытия. Сотни детей, которые со смехом бегали от одной выставки к другой, не ассоциировались у него ни с достопримечательностями, ни, тем более, с обучением. Что это за научный центр, где люди ведут себя так, будто просто развлекаются? Что это за обучение? Вот именно.

Обучение в польской культуре - это в первую очередь школа. А школа - это урок, который ведет компетентный учитель, и ученики, которые усваивают материал. Они получают за это оценки и показывают лучшие или худшие результаты на тестах. В нашей школьной системе царит порядок и система, которые, если все идет хорошо, дают душевное спокойствие учителям, ученикам и их родителям.

Спокойствие прежде всего

Это душевное спокойствие действительно важно для нас. Исследование, проведенное Томашем Пёнтком (Tomasz Piątek) из Центра науки «Коперник», показывает, что учителя придают большое значение дисциплине во время уроков. Поддержку дисциплины они считают своим долгом и доказательством компетентности. Угроза безопасности учащихся является наиболее часто упоминаемым фактором в списке опасений, которые мешают им проводить эксперименты во время уроков. Передача инициативы детям во время экспериментов сопряжено с риском непредсказуемости. Это касается как физического порядка в классе (ученики ходят, разговаривают, выполняют различные действия), так и результатов работы. Кроме того, эксперимент всегда может просто не получиться. Поэтому на занятиях по естествознанию учителя предпочитают вести урок с учебником, а не ставить эксперименты. Согласно исследованиям, они также охотно используют видео и фильмы. Все, что происходит в это время в классе, остается под их полным контролем. Они могут успеть обсудить тему до конца и продиктовать необходимые определения. Они определенно предпочитают это беспорядку, который возникает, когда проводятся эксперименты и ведутся дискуссии с учениками. И хотя все это звучит как рассказ о «каждом нормальном классе», эта приверженность спокойствию, предсказуемости и дисциплине показывает не столько природу школы, сколько наши потребности как общества.

Неопределенность и власть

Герт Хофстеде, голландский социальный психолог и автор бестселлера «Культуры и организации», изучал культурные различия. Он охватил аж 74 страны. Ученый предложил анализировать различия, проверяя отношение людей к четырем вопросам. Он хотел знать, как индивидуализм рассматривается в данном обществе, как гендерные различия влияют на социальные роли и как понимается доступ к власти. Он также исследовал, как люди реагируют на неопределенность, то есть на новые ситуации, которые неизвестно чем закончатся. Именно эти последние две проблемы - неопределенность и власть - являются ключом к разгадке, которая помогает понять удивление от обучения в «Копернике». Хофстеде интересовало, как люди ведут себя в ситуациях, которые неизвестно, чем закончатся. Если, конечно, они вообще ощущают эту проблему. Оказалось, что потребности человека здесь чрезвычайно разнообразны. Шведы, датчане, британцы и американцы редко избегают неопределенности. Греки, бельгийцы, португальцы и россияне испытывают сильный стресс в непредсказуемых ситуациях. Польша вошла в десятку стран, жители которых хотят избежать неопределенных ситуаций! Что это значит для школы

Согласно Хофстеде, ученики в странах, где есть сильное желание избежать неопределенности, ожидают, что учителя будут экспертами, которые знают ответ на каждый вопрос. Для них недопустимо, чтобы учитель дал неоднозначный ответ или просто сказал: «Я не знаю». Студенты из таких стран склонны недооценивать свои достижения. Они просто связывают это с удачей и говорят: «У меня получилось». В культурах, где люди пытаются избежать неопределенности, родители являются той аудиторией, которая участвует в процессе обучения, но которую никогда не спрашивают об их мнении. Звучит знакомо?

Эти наблюдения касаются не только Польши. Сравнивая группы немецких и британских студентов, голландский исследователь отметил, что первые требовали точного расписания, точных инструкций и однозначных ответов на вопросы. Вторым была важна свобода планирования программы, добровольной домашней работы. Для них неприемлемы были ситуации, в которых допускался только один правильный ответ. Они ожидали дополнительных баллов за оригинальность высказываний. На кого мы больше похожи сегодня?

Утверждение автократических методов

В исследовании, проведенном Хофстеде, Польша занимает 27-е место в рейтинге, который показывает отношение людей к неравному распределению власти. Коротко, это означает, что мы довольно сильно поддерживаем автократические методы принятие решений. По мнению исследователя, в таких культурах учителя являются субъектами всего учебного процесса. Они являются самыми важными и определяют путь интеллектуального развития учащихся. Все формы общения в классе инициируются учителем и в целом царит полный порядок. Ученики могут говорить только тогда, когда их об этом попросят. Ко всему учебному процессу относятся очень индивидуально. В более сложных темах знания передаются не в форме универсальных истин, а как личная мудрость учителя. Как отмечал исследователь, в странах с большой дистанцией власти больший упор делается на высшее образование. Таким образом, сохраняется расслоение общества на элиту и малообразованных людей. В странах с низким уровнем согласия на неравенство, таких как Австрия, Швеция и Новая Зеландия, большая часть бюджета идет на всеобщее среднее образование. Это способствует развитию среднего класса.

Между привычкой и вдохновением

Как все это связано с обучением в «Копернике»? Хотя мы как общество ценим предсказуемость, мы начинаем ценить преимущества, происходящие из открытости для новых ситуаций. Поэтому мы привязаны к школьному порядку, но мы все больше ценим активность и вовлеченность. В вышеупомянутом исследовании Томаша Пёнтека из Центра науки «Коперник» те же учителя, которые заботились о дисциплине во время уроков, с энтузиазмом высказывались о новых методах обучения. Они заметили, что, проводя эксперименты, студенты учатся самостоятельности, ответственности и критическому мышлению. В этом нет никакого противоречия. Мы просто меняемся как общество и начинаем задаваться вопросом, что нас больше волнует в образовании. Мы ценим безопасность и порядок, но нас вдохновляют истории повстанцев, создавших Кремниевую долину. Нам не хватает авторитетных фигур, но мы все более ценим способность критически мыслить. Мы считаем, что ученики должны быть послушными, но надеемся, что наши дети будут предприимчивыми и возьмут дело в свои руки. Мы ожидаем от учеников высоких результатов на контрольных, но надеемся, что уроки в их школе будут такими же интересными, как и занятия в центре науки. Мы гордимся высокой позицией 15-летних поляков в опросе PISA. Однако мы обеспокоены тем, что в других исследованиях OECD, посвященных творческим навыкам решения проблем, мы показываем низкие результаты. Примирить все это сложно, поэтому мы учимся выбирать.

Без барьеров и ограничений

Центр науки «Коперник» - это двухэтажное открытое пространство. Да, в нем выделены галереи - «Корни цивилизации», «Мир в движении», «Человек и окружающая среда», «Re: Generation», но границы между ними практически незаметны. Экспонаты стоят группами, порядок на первый взгляд не просматривается. Нет указателей и стрелок, показывающих порядок посещения. Есть аниматоры, которые ответят на вопросы и помогут использовать экспонаты. Вокруг есть также множество людей - посетителей окружают другие, которые наблюдают, подсказывают, действуют. Предположения «Коперника» - свобода осмотра, свобода экспериментов, согласие на эмоции и хаос - противоречат всему, что мы ценим в образовании. И все же в июле «Коперник» отметил визит своего пятимиллионного гостя. Это означает, что с момента открытия центр посещает около миллиона человек в год. Это результат, которого никто не ожидал при проектировании «Коперника». Г-н Хофстеде, кажется, Вам скоро придется повторить исследование для Польши.

Текст был опубликован в Newsweek Psychologia 10/2015.

д-р Илона Иловецка-Таньска (Ilona Iłowiecka-Tańska, Ph.D.) – культурный антрополог, руководитель отдела оценки и анализа Центра науки «Коперник». Занимается идеями модернизации общества. Автор книги «Лидеры и активисты: об идее третьего сектора в Польше».